Журнал Нотариальный вестник № 12 2015 год

Обеспечение сохранности и целостности наследственного имущества наследников долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью и акций акционерных обществ.

В статье рассматривается порядок наследования прав, связанных с участием наследодателя в хозяйственных товариществах и обществах в России, Германии и Франции, а также формы обеспечения сохранности и целостности такого наследственного имущества.

Наследственные права в отношении доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных товариществ и обществ, защита наследственного имущества, обеспечение сохранности наследственного имущества, доверительное управление.

В последнее время  правоприменительной практике все чаще приходится сталкиваться с проблемами связанными с реализацией наследственных прав в отношении доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных товариществ и обществ. Это обусловлено, не только недостаточностью и неточностью правового регулирования, но и отсутствием единообразного толкования и применения норм права судебной практикой. Настоящая статья посвящена одной из проблем, которая   может возникнуть в ходе реализации наследственных прав, а именно охране и обеспечению сохранности и целостности наследственного имущества.

При вступлении в наследство классическими нарушениями имущественных прав наследников могут являться, во-первых, нахождение (приобретение) имущества у недостойных наследников, во-вторых, завладение наследственным имуществом по недействительному завещанию и в-третьих, совершение действий, затрагивающих имущественные права наследников в период открытия наследства и до его принятия в отношении отдельных (специальных) объектов наследственных прав. Такого рода нарушения имущественных прав называют классическими в силу того, что они признаются законодательствами большинства правовых систем. Так, правовые системы романо-германской правовой семьи, основанной на нормах и принципах Римского права строятся на единых началах закрепления, обеспечения и охраны наследственных прав. Нормы гражданского законодательства таких правовых систем как, например  Франция и Германия содержат схожие с нормами российского гражданского права формы охраны и  обеспечения сохранности наследственного имущества.

Так, указанные выше формы нарушения имущественных прав наследников предусматриваются нормами ст.1117, 1131, 1152, 1155, 1158 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ)(1), нормами §§ 2078, 2038, 2339, 2342 Германского гражданского уложения (далее - ГГУ ФРГ)(2) и нормами арт. 726, 727, 728, 729, 778, 784 Гражданского кодекса Франции (далее - ГК Ф)(3). То есть, в случае нахождения объектов наследственного имущества у недостойных наследников или завладения им на основании недействительного завещания,  нормы гражданского законодательства Германии, Франции и России содержат схожие формы защиты и восстановления нарушенных имущественных прав наследников, среди которых можно выделить такие средства защиты как виндикационный, кондикционный и негаторный иск, а также реституцию. Такая схожесть правового регулирования объясняется рецепцией Римского частного права правовыми системами романо-германской правовой семьи, особенно в сфере обязательственного и наследственного права.

Однако, наряду с формами защиты нарушенных наследственных прав, законодательства исследуемых правовых систем содержат также положения, закрепляющие возможность обеспечения сохранности и целостности наследственного имущества в тот период, когда наследство считается еще не принятым наследниками по основаниям, предусмотренным нормами  национальных гражданских кодексов.

Актуальным в этой связи являются права наследников в отношении доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных товариществ и обществ, так как объектом наследственных отношений выступают права, связанные с участием наследодателя в хозяйственных товариществах и обществах. Права наследников в отношении такого имущества определяются на основании своеобразного симбиоза наследственных и корпоративных прав, так как, определяя права и обязанности наследников, связанные с возможным участием и членством в управлении и деятельности юридического лица, необходимо учитывать, в том числе и правовую природу и цели создания, лежащие в основе его создания.  Так, согласно п.4 ст.1152 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия. Следуя данной норме, наследники получают права и несут обязанности наследодателя с момента открытия наследства. Однако, для перехода прав относительно наследственного имущество, наследникам необходимо совершить ряд действий, направленных на принятие наследства. Указанная процедура закреплена в ст.1152-1154 ГК РФ и предусматривает порядок принятия наследства. Согласно ст. 1153,1154 и 1163 ГК РФ наследникам, подавшим нотариусу в течение установленного срока заявление о принятии наследства, выдается по истечении шести месяцев со дня открытия наследства свидетельство о праве на наследство, которое в последствие является правоустанавливающим документом наследников на наследуемое имущество. То есть, по общему правилу, с момента открытия наследства, переход наследственного имущества к наследникам фактически возможен не ранее шести месяцев. Но существуют и специальные нормы, предусматривающие более сложный порядок перехода наследственных прав.

Так, нормы ст. 1176 ГК РФ закрепляют различные правила наследования долей (паев), в зависимости от объема и характера прав участников (учредителей) хозяйственных товариществ и обществ и организационно-правовой формы(4), а нормы ст. 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»)(5) предусматривают возможность закрепления в уставе общества обязанность получения согласия всех участников общества для перехода доли в уставном капитале к наследнику, в противном случае он лишь имеет право на получение действительной стоимости доли и участником общества не становится.

Различный подход законодателя к определению круга переходящих в порядке наследственного правопреемства прав  объясняется специфической правовой природой доли в уставном каптале общества с ограниченной ответственностью(6). Доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью представляет собой совокупность не только имущественных прав и обязанностей участника общества, объем которых определяется вкладом конкретного участника, но и неимущественных прав, таких как право на участие в управлении, принятие решений, получение информации и т.д. То есть при наследовании доли в уставном капитале все чаще встречаются  ситуации, при которых наследник хотя и обладает правом «на долю», но право «из доли» к нему не переходит.

В случае, если согласие остальных участников общества или товарищества необходимо, такое согласие считается полученным, если в течение тридцати дней с момента обращения в общество или в течение иного, определенного уставом общества, срока получено письменное согласие общества либо от общества не получено письменного отказа в согласии(7). Таким образом, переход доли в уставном капитале общества к наследникам, учитывая необходимость соблюдения указанной процедуры может длиться достаточно длительный период, в течение которого наследники не могут участвовать в управлении и деятельности общества.

В отношении такого объекта наследственных правоотношений как акции, действует иной порядок. Наследники, к которым перешли акции, становятся участниками акционерного общества. Однако, статус акционера такой наследник приобретает лишь с момента, когда на основании выданного ему свидетельства о праве наследования акций в реестр акционеров внесена запись о его имени(8). Таким образом, несмотря на, независящий от согласия остальных акционеров,  переход к наследнику права участника акционерного общества, удостоверяемого акцией, возможность участвовать в управлении акционерным обществом он получает лишь с моменте приобретения статуса акционера, то есть внесения записи в реестр акционеров.

Согласно § 1922, 1946 ГГУ наследники могут в любое время с момента открытия наследства принять его, при этом ГГУ  никаких сроков для принятия наследства и выдачи соответствующих правоустанавливающих документов не предусмотрено. В соответствии с § 2353 ГГУ Суд по наследственным делам по заявлению наследника выдает свидетельство о праве на  наследство, независимо от сроков обращения наследника, которое является правоустанавливающим документом. Однако, в отношении наследования отдельных видов имущества  Германским законодательством  так же как и Российским предусмотрен специальный порядок перехода имущественных прав. Так, ч.5 § 15 Закона об обществах с ограниченной ответственностью Германии(9) предусматривается возможность закрепления в учредительном договоре общества необходимость получения согласия всех участников общества для перехода доли в уставном капитале общества. Из чего следует, что при наличии в учредительном договоре общества положения, закрепляющего обязательность получения такого согласия, статус наследника, как участника общества зависит от согласия остальных участников общества. Однако, даже при отсутствии такого положения в учредительном договоре, статус участника общества с ограниченной ответственность, с правом участвовать в управлении делами общества, наследник получает, в соответствии с §§ 16, 40 Закона об обществах с ограниченной ответственностью Германии, лишь с момента внесения соответствующей записи в реестр юридических лиц или хотя бы предъявления нового списка участников общества реестродержателю. Аналогичный порядок действует и в отношении приобретения статуса акционера. В соответствии с ч.2 § 67 Закона об акционерных обществах Германии[10] акционером признается лишь тот, кто внесен в соответствующий реестр акционеров. Следовательно, несмотря на то, что по общему правилу ГГУ не предусматривает никаких сроков для перехода наследственного имущества к наследникам, нормы специального законодательства предусматривают особый порядок приобретения статуса участника хозяйственных обществ.

Вышеизложенный порядок наследования долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью и акций акционерных обществ, свидетельствует, таким образом, о том, что наиболее уязвимым представляется положение наследников в период временной неопределенности состава участников (акционеров) таких обществ. Таким периодом «неопределенности» считается время между датой открытия наследства и датой государственной регистрации соответствующих изменений в Едином государственном реестре юридических лиц. В этот период наследники не являются участниками указанных обществ и соответственно не могут осуществлять, принадлежащие субъективные корпоративные права членов таких обществ (права управления, ведения дел и т.д.).

Для обеспечения прав наследников, как возможных будущих участников хозяйственных обществ, их защиты и гарантии, действующие законодательства исследуемых правовых систем предусматривают положения, согласно которым  наследники правомочны принять меры по устранению такой неопределенности в целях реализации прав, удостоверенных наследуемой долей и продолжении сбалансированной деятельности самого общества.

К таким обеспечительным мерам, относят институт доверительного управления наследством. Доверительное управление, учреждаемое при наследовании, является разновидностью мер по охране и управлению наследством. Доверительное управление наследственным имуществом учреждается путем заключения на определенный срок договора доверительного управления имуществом, требующим защиты, охраны и управления. По общему правилу, передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему. Целью договора доверительного управления наследственным имуществом является получение прибыли и недопущение уменьшения имущества, в осуществлении которого доверительный управляющий совершает любые фактические и юридические действия, за исключением распоряжения недвижимым имуществом.

В Российской Федерации практика доверительного управления представляет собой относительно новый и пока еще мало изученный правовой институт, в силу чего трудности, возникающие при толковании  правовых норм, разрешаются пока судебной практикой.

В гл.53 и ст.1171-1173 ГК РФ содержаться основные положения о доверительном управлении наследством.

В соответствии со ст.1171 ГК РФ нотариус или исполнитель завещания, по заявлению одного или нескольких наследников, исполнителя завещания, органа местного самоуправления, органа опеки и попечительства или других лиц, действующих в интересах сохранения наследственного имущества, в качестве учредителя заключают договор доверительного управления этим имуществом. Указанным в данной норме лицам предоставляется, таким образом, возможность в разумный срок с момента открытия наследства обратиться к нотариусу с заявлением о принятии мер по управлению наследуемой долей.  Хозяйственное общество, в свою очередь, не должно принимать никаких  действий, затрагивающих права и законные интересы наследников, до истечения такого срока. Если же наследники не обратились в установленный срок к нотариусу или исполнителю завещания или им не были предприняты соответствующие меры по управлению наследственным имуществом, общество вправе совершать необходимые действия без участия доверительного управляющего.

Доверительным управляющим могут быть дееспособные граждане, индивидуальные предприниматели, коммерческие и некоммерческие организации, за исключением учреждений и унитарных предприятий. Существенными условиями договора доверительного управления согласно ст.1018 ГК РФ является определение конкретного лица, в интересах которого осуществляется управление и состава наследственного имущества. Срок договора доверительного управления не может превышать пяти лет (п.2 ст. 1016 ГК РФ).

К недостаткам правового регулирования доверительного управления в российском законодательстве, по мнению некоторых ученых - цивилистов(11)  можно отнести, во-первых, отсутствие четкого законодательного запрета назначения доверительным управляющим кого-либо из числа наследников; во-вторых, отсутствие законодательного определения порядка совершения доверительным управляющим его полномочий в корпоративных отношениях и возможность внесения о нем записи в Единый государственный реестр юридических лиц. Указанные пробелы правового регулирования могут вызывать нарушения прав наследников  либо акционеров, а также возможные конфликты между ними, кроме того нанесение ущерба и необоснованное вмешательство в хозяйственную деятельность юридического лица(12).

ГГУ также предусмотрены случаи назначения доверительного управляющего  наследственной массой. Так, в соответствии с § 1960 ГГУ Суд по наследственным делам может назначить доверительного управляющего наследственным имуществом, если сочтет необходимым обеспечить его сохранность. А в соответствии с § 1981 ГГУ Суд по наследственным делам может назначить доверительного управляющего наследственным имуществом, по заявлению наследников. С момента назначения доверительного управляющего, согласно § 1984 ГГУ наследники не могут управлять наследственным имуществом или совершать в отношении него какие-либо иные действия.

Таким образом, институт доверительного управления наследственным имуществом понимается ГГУ, как форма обеспечения сохранности наследственного имущества до момента его принятия наследниками или в целях последовательного удовлетворения требований кредиторов за счет такого имущества.

На основании вышеизложенного, можно выделить  общие положения в правовом регулировании порядка недопущения неопределенности в наследственных правах и обеспечения сохранности имущества наследников доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью и акций в акционерных обществах. Такими общими положениями являются: своевременное принятие наследства, получение соответствующих правоустанавливающих документов, соблюдение в случае необходимости процедуры получения согласия на переход доли (акции) в уставном капитале, обеспечение назначения доверительного управляющего и обеспечение внесения соответствующей записи в реестр юридических лиц.



1 Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 № 51-ФЗ// Собрание законодательства РФ РФ", 05.12.1994, N 32, ст. 3301.

2 Buergerliches Geetzbuch vom 18.08.1896//Reichsgesetzblatt. S.195; BGBl I.2002. S.42 (Германское гражданское уложение- ГГУ)

3 Code civil des Français 1804//The Code Napoléon: French Legislation on Divorce," Exploring the European Past: Texts & Images, Second Edition, ed. Timothy E. Gregory (Mason: Thomson, 2007), 62-64.(Гражданский кодекс французов, Кодекс Наполеона).

4 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный)/Отв. ред. Л.П. Ануфриева. М., 2004. С. 269 -270.

5 Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля  1998 г. N 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 16 февраля 1998 г. - № 7. - Ст. 785.

6 Чернышов Г. Оборот долей в уставном капитале//ЭЖ-Юрист, 2005.№ 38.С.1.

7 Гущин В.В., Гуреев В.А. Наследственное право России: Учебник. М., 2008.С. 178.

8 Суханов Е.А. Российское гражданское право: Учебник, М., 2011. С.612.

9 Закон об обществах с ограниченной ответственностью Германии - GmbHG vom 20.April 1892//RGBl.846.

10 Закон об акционерных обществах Германии – AktG vom 6.September 1965//BGBl.I S.1089.

11 Смирнов С.А. Доверительное управление наследством в виде акций и долей: проблемы судебной практики//Нотариус.2013.№ 5.С.17-19.

12 Смирнов С.А. Указ Соч.

Наш адрес: метро «Теплый Стан» поселок Коммунарка
ул. Александры Монаховой, дом 10

Тел.:
8 (499) 130-83-87
8 (499) 130-85-07
What's Up  

График работы:
пн.,-пт., с 9:30 до 19:00
без перерыва
сб.-вс., с 10:00 до 18:00
без перерыва